Пазырыкские находки (анализ исследования тату, проведенного С.И. Руденко)

Автор: ierofant Mike
Благодаря раскопкам Пазырыкской группы курганов, писал еще в 1949 г. исследователь этнологической татуировки СИ. Руденко, теперь нам известны не только образ жизни и занятия населения..., но и идеология, и вытекающие из нее обряды, связанные с татуированием. Так, на теле вождя обнаружена татуировка, а на теле его жены (наложницы) - нет, это позволяет сделать вывод, что татуировка - знак избранных. К такому мнению приходит и И.К. Федорова, она сообщает: «В исключительных случаях татуировки удостаивался даже раб, которому удавалось получить свободу в результате сложившихся обстоятельств или личной доблести, но она была, скорее всего, незначительной, частичной и асимметричной, ибо могла отражать лишь его личные качества».

Нередко прослеживается аналогия (сходство) в рисунках тату на предметах утвари и на убранстве военных коней. Так, среди седельных уздечных украшений из курганов Пазырыкской группы имеют место схематичные изображения козлов «с круто загнутыми кольчатыми большими рогами» - такие же, как в исследуемой накожной живописи.

Татуировка, открытая на Алтае в погребении, как было установлено российскими и зарубежными учеными, относится к V-IV вв. до н. э. Татуировка эта могла быть выполнена путем прошивания или с помощью уколов с введением глубоко под кожу черного красящего вещества, по всей вероятности, сажи. Однако в дальнейшем, когда в долине Усть-Улаган в 1993 и в 1995 гг. были обнаружены татуированные мумии мужчины и женщины, ученые пришли к мнению, что это не сажа, а синяя китайская тушь. По научным данным, татуированные пазырыкцы имели весьма высокий социальный статус. Прием накалывания более вероятен, чем прошивание, хотя народ, проживающий племенами на территории нынешнего Алтая, в то время (как свидетельствует научный анализ археологических находок, обнаруженных при раскопках в 1947-1948 гг., а затем в 1993 и в 1995 гг.) уже имел тончайшие иглы и нитки и с успехом мог использовать прием прошивания.

Кожа и мышечная ткань тела вождя, о котором шла речь, особенно в левой части груди и в области сердца, были разрушены. Тем не менее ясно, что как раз над сердцем изображена голова фантастического зверя или львиного грифона. Изображение туловища располагается под левой рукой тела вождя. Над левой лопаткой вытатуирована задняя половина зверя с длинными, приподнятыми кверху лапами и спирально завившимся хвостом с птичьей головкой на конце.

Особого внимания заслуживают рисунки когтистых задних лап, хвоста, заканчивающегося птичьей головкой, и изображение птичьей головки у основания шеи. Вся фигура вообще весьма стилизована и передана в условной манере, в частности задние лапы. По мнению СИ. Руденко, в рассматриваемом татуированном изображении подчеркнуты острые могучие когти зверя, особым завитком намечены пятки, треугольными прорезями выделена мускулатура лап. Эта манера изображения хищника с острыми, резко выступающими когтями свойственна всем изображениям хищников в татуировке.

Особенно хорошо (за исключением части на плече) сохранилась татуировка на правой руке, покрывающая ее полностью, начиная от плеча и до кисти. В развернутом виде эта татуировка представляет собой изображение кулана или осла с вывернутым задом. На одном с ним уровне - изображение фантастического крылатого зверя, выше - горного козла с вывернутым задом, в той же позе - оленя с птичьим клювом на конце морды. Далее - изображение татуировки в виде клыкастого хищника, и наконец, на плече - оленя с вывернутым задом.

Интересно противопоставленное ему изображение фантастического крылатого хищника. Голова с раскрытой зубастой пастью и вздернутым кверху кончиком носа - прием часто встречающийся в изображении фантастических животных на украшениях того времени. Тело типично кошачье, с кошачьим, приподнятым кверху кольчатым хвостом. Мускулатура когтистых лап, особенно задних, передана чисто орнаментальными завитками.

Как считает С.И. Руденко, досконально изучивший татуировку на теле вождя, наиболее замечательным по своей декоративности является изображение горного козла. Все внимание «оператора-артиста» (лучше называть его колыциком), наносившего татуировку, было обращено, как и в других изображениях копытных, на переднюю часть туловища: голову, грудь и передние ноги. Остальное тело животного представлено элементарной графической схемой. Просто, но с поразительным мастерством передана типично козлиная голова с круто загнутыми кольчатыми большими рогами.

Еще выразительнее и, пожалуй, декоративнее изображение оленя. Не в меру длинный для оленя хвост, ветвистые рога и «грива» увенчаны птичьими головками, морда оканчивается орлиным клювом. Птичьи головки на конце хвоста, на отростках рогов и загривке выполнены схематично. Они представлены клювом, глазом и ухом. Более детальная проработка этого мотива в татуировке была, очевидно, затруднительна.

На теле вождя изображен хищник явно кошачьей породы, с большой головой, разинутой зубастой пастью, причем верхняя часть оформлена как птичий клюв. Небольшие уши. Стоит на четырех когтистых лапах. Хвост кольчатый, с «птичьей головкой» на конце, головка эта оформлена иначе, чем большинство подобных, и похожа на головку птицы на конце хвоста большого зверя. Кроме того, колыциком тату нанесена маленькая птичья головка обычного типа у основания шеи. Изображение тела фантастического животного схематичное.

Выше, на плече, крупное изображение оленя с не вполне распознаваемой головой. Из-за особого положения (изображение покрывает плечо сверху и с боков) оно местами условно и орнаментально. Передние ноги выкинуты вперед, зад с короткими ножками вывернут; у основания шеи и на конце хвоста - птичьи головки; один рог с птичьими головками, другой передан условно, непрерывным рядом сегментов. Особое внимание оператора-артиста (колыцика тату) было обращено на разделку (роспись) груди оленя взаимно связанными завитками, объединенными в общую графическую схему. Татуировка на левой руке сохранилась хуже, чем на правой, она состоит из трех самостоятельных изображений, которые представляют собой фигуры двух оленей и горного козла с подогнутыми в прыжке передними ногами, вывернутым задом и приподнятыми кверху задними ногами. Самое интересное и лучше других сохранившееся - изображение оленя. Его морда заканчивается орлиным клювом. На отростках ветвистых рогов птичьи головки. Хорошо различима татуировка на правой ноге. Левая нога была сильно порублена грабителями, и уцелевшие участки татуировки надлежащим образом не изучены. На правой стороне голени, от коленной чашечки до щиколотки, изображена рыба. У рыбы кружками намечены глаза, жаберные щели, хвостовой раздвоенный плавник и три пары боковых плавников. Судя по общему очертанию тела и головы, по форме хвостового плавника, а главное - по наличию трех усиков у рта (одного - на подбородке, посередине, и двух - у передних носовых отверстий), надо полагать, что изображен налим. Ниже, на стопе, и сзади, над пяткой, имеется еще одно изображение фантастического рогатого, с кошачьим хвостом, зверя. Кончик носа загнут кверху. Зубастая и клыкастая пасть разинута, на конце рога -шарик, лапы с мощными когтями, хвост кольчатый, приподнят кверху и спиралевидно изогнут, на шее, у ее основания, - три птичьи головки.

Обращают на себя внимание шарики, как бы вылетающие изо рта зверя. Видимо, они не имеют непосредственного отношения к изображению зверя. Подобные кружки - длинным и коротким рядами - татуированы на теле вождя по обеим сторонам позвоночника до поясницы. Полагаем, что их расположение на спине связано с медицинскими целями, возможно, для лечебного эффекта иглотерапии.

Татуировка алтайского вождя, вероятнее всего, отмечала его знатное происхождение или его мужество, или то и другое вместе. С другой стороны, не случайно изображение на груди, в области сердца, львиной или грифоновой головы - основной фигуры во всей татуировке. Это изображение, как и все остальные рисунки фантастических зверей, могло иметь апотропическое назначение. Наличие бегущих горных козлов как бы указывает на то, что на данном этапе развития горно-алтайского общества татуировке придавалось и чисто декоративное значение.

На основании исследования накожной живописи Пазырыкской культуры, проведенного С.И. Руденко, можно сделать вывод, что у народа, проживающего на территории Горного Алтая 2400 лет назад, тату состоялась как разновидность художественного и культово-магического, сакрального творчества. Сюжеты брались из мифологии, с символико-аллегорическими персонажами реального и фантастического животного мира. Технология нанесения красящего вещества в глубокие слои мягких тканей (эпидермально-дермальных покровов) уже соответствовала современному уровню операционного процесса. Свойства символов и образов накожной живописи как способа передачи информации говорят об их высоком зрительно-языковом, семантическом восприятии и понимании окружающим кровно-родоплеменным и враждебным, чужим социумом. Изобразительная манера выполняемого рисунка (пейзажа) осуществлялась в контурно-штриховом, графическом и полутоновом стиле, что также близко к современному жанру исполнения тату.