Развитие накожной живописи у военнослужащих в России в конце XX века

Автор: ierofant Mike
Татуировка у славян-воинов имела многовековую историю, о которой почему-то забыли. Эту традицию возрождает Петр I своим указом, по которому обязательному татуированию подвергали рекрутов. Татуировка носила как профилактический, так и идентификационный характер. В XIX в. татуировку в России обогатили моряки и путешественники, но она не получила широкого распространения в различных слоях общества, как это произошло на Западе и в Азии.

Всплеск внимания к татуировке последовал в период Русско-японской (1904-1905 гг.) и затем первой мировой войны. Однако в 20-30-е, да и в последующие годы, вплоть до восьмидесятых годов XX в., в СССР на татуировку идеологией был наложен негласный запрет.

Однако вспомним об исключительном в СССР негласном праве на наколку для моряков. Несмотря на то что механизм нанесения накожной живописи в конце XIX - начале XX вв. улучшился за счет создания специальных татуировальных аппаратов, в Советской России он продолжал оставаться прежним, тем не менее получаемые изображения были часто высокохудожественными. Об этом говорит и тот факт, что в фашистских концлагерях было налажено производство абажуров, перчаток, сумок из кожи русских моряков и солдат, у которых на теле была накожная живопись.

Говоря о традиции русской татуировки у моряков и солдат, необходимо отметить, что в ней есть что-то интернациональное. Например, у иностранцев - нарушителей военной или морской службы и еще более у преступников из среды военных проявляется специфический интерес к татуированию.

Остановимся кратко только на самых типичных или, наоборот, атипичных наколках среди контингента дисбатов. Во-первых, как люди военные, они активно используют арсенал татуировок, символизирующих дружбу, братство. К примеру, распространена буквенная татуировка "ты", наносимая на тыльную поверхность большого пальца правой кисти. Смысловая нагрузка ее в том, что обладатель такой наколки имеет друга, на которого всегда может рассчитывать, если понадобится его помощь. Соответственно, у его друга (с аналогичными обязательствами) должна иметься татуировка "кен" (вместе - "кенты").

Если у одного лица татуировка "бр", то у другого - "ат", при рукопожатии получается "брат". Кроме символов дружбы, именно в приморском дисбате появилось изображение перстня, символизирующего "дорожку через дисбат". По общей архитектонике рисунка он напоминает перстень со значением "ходка через "малолетку", то есть темный прямоугольник с белой диагональной полосой, но с белой звездочкой в центре. В остальном накожная живопись дисциплинарных батальонов близка лагерной, уголовно-криминальной. В качестве индивидуальных особенностей здесь привносятся только аббревиатурные сокращения и названия мест нахождения соответствующих подразделений, например, на типовой эмблеме дисбата можно прочитать "Ванино" и "ОДБ". Первое - место дислокации, второе - особый дисциплинарный батальон.

Данный вид накожной живописи ждет своего исследователя, как ждет его татуировка у военнослужащих ограниченного контингента войск в Афганистане. По словам многих его представителей, в том числе генералов Л.Я. Рохлина и А.А. Ляховского, (с которыми одного из авторов связывала профессиональная дружба), увлечение татуировкой там было всеобщим.