Tattoo Today

Субкультура накожной живописи в местах лишения свободы в России (вторая половина XX века)

Автор: ierofant Mike
Отечественные ученые, исследовавшие природу татуировок у преступников, пытались рассмотреть прежде всего ее криминологический характер и совершенно не затрагивали иные аспекты. Например, существует ли какая-либо связь между татуировкой и преступной средой? Если да, то как часто татуируются осужденные, зависит ли частота от срока и количества судимостей, пола, возраста, национальности ее носителя? Обширные исследования в этой области провели А.Г. Бронников и автор данной работы.

Базу исследования составили результаты изучения, наблюдения и интервьюирования осужденных, включая несовершеннолетних. Исследователи проинтервьюировали одиннадцать мастеров-художников тату (отечественных и зарубежных), имеющих свои салоны в США, Германии, и других странах, и около пятисот носителей художественной татуировки в России и за рубежом.

Большая часть обследуемых отбывала наказание в исправительно-трудовых учреждениях на территории Сахалинской, Владивостокской, Хабаровской, Астраханской, Московской и Владимирской областей, а также в Белоруссии, Узбекистане и на Украине. "География" изученных носителей татуировок охватывает практически весь бывший СССР. Кроме того, о роли татуировки в преступной среде авторам рассказали лидеры некоторых группировок, находящиеся в местах лишения свободы на Сахалине и в Чимкентской области.

Исследование художественной (гражданской) и уголовно-криминальной татуировки проводилось по специально разработанной анкете.

Ч. Ломброзо, проработавший 15 лет тюремным врачом, одним из первых отмечал, что татуировка особенно распространена в среде преступников.

У некоторых современных ученых существует мнение, что обычай татуирования свойствен представителям этнических групп, находящихся на ранней стадии цивилизации, а также преступникам. В качестве примера полярности распространения татуировки среди других категорий и групп населения можно привести мнение М.Н. Гернета, который, ссылаясь на исследования ряда английских криминологов, утверждает, что "татуировка у моряков оказалась даже более распространенной, чем у преступников, а среди самих осужденных татуировка у служивших ранее в армии встречалась чаще, чем у не служивших". Однако 10 лет спустя, в 1924 г., обращаясь к итогам изучения татуировок у лиц, задержанных Московским уголовным розыском, М.Н. Гернет сам признал ошибочность своей точки зрения, установив, что 2/3 (70%) татуированы в местах лишения свободы.

Я.М. Коган, исследуя татуировки у заключенных в Одесском доме предварительного заключения, где к моменту обследования (в 1928 г.) содержалось 2039 заключенных (из них 1469 осужденных и 570 подследственных), отмечает, что длительность срока лишения свободы не оказывает заметного влияния на степень распространения татуировки. 94,5% обследованных сделали себе татуировку во время первого пребывания. Выясняя обстоятельства, при которых была сделана наколка, Я.М. Коган пришел к выводу, что в большинстве случаев это произошло во время пребывания в доме предварительного заключения (у 60,9% опрошенных).

Только 5-10% от общего числа лиц, ранее не судимых, наносили наколку в СИЗО, как правило, после продления срока содержания под стражей.

В некоторых случаях, как отмечает Я.М. Коган, наблюдается интенсивное увлечение татуировкой в местах временного содержания в период предварительного следствия, что обусловливается такими факторами, как отсутствие ведомственных указаний о запрещении татуироваться, сильное психологическое напряжение в ожидании приговора, подражание уголовникам - сокамерникам, в среду которых попадает обвиняемый.

Все перечисленные факторы находятся в прямой зависимости от возраста обвиняемого. Исследования, проведенные В.М. Соловьевой в 1930 г., не утратили своего значения. Они свидетельствуют о том, что из 136 малолетних преступников 75 были татуированы, то есть 56 %. Причем наколки были сделаны в возрасте от 9 до 13 лет.

Наши исследования опровергли вывод Я.М. Когана о том, что длительность срока лишения свободы не оказывает заметного влияния на распространенность татуировки.

В подавляющем большинстве случаев татуировка не предшествует преступлению, а следует за ним. С возрастанием числа судимостей растет процент татуированных, а также количество татуировок на теле преступника. Среди осужденных мужчин количество татуированных в 2-2,5 раза больше, чем среди женщин.

Подавляющее большинство (85-90%) обследованных наносили татуировку в возрасте от 14 до 30 лет. 10-15% сделали наколки позднее.

Определенное представление о том, как часто встречаются татуировки у преступников, в зависимости от числа судимостей, могут дать следующие сведения: среди имевших одну судимость мужчин - 28,2%, женщин - 21, 2%; среди имевших две судимости мужчин - 35,4%, женщин - 37,9%; среди имевших три и более судимостей мужчин - 36,4%, женщин - 40,9%.

Некоторая часть ранее татуированных во время последующих отбываний наказания качественно изменяют уже нанесенные изображения, усложняют их композиционно либо скрывают старые под новыми, более объемными и контрастными, забивая также татуировки, сделанные насильственно (если ее носитель стремится к этому и его положение в криминогенной среде несколько упрочилось).

В зависимости от вида исправительного учреждения меняется процент татуированных мужчин и женщин. Так, в исправительно-трудовой колонии общего режима татуированных мужчин 65-70%, женщин - 18-22%; в колонии усиленного режима татуированных мужчин - 70-80%, женщин - 22-34%; в колонии строгого режима татуированных мужчин 80-90%, женщин - 35-40%; в колонии особого режима татуированных мужчин - 90-95%. Обследования одной женской колонии общего режима УИУ УВД Пермской области показали, что из 963 опрошенных женщин, отбывавших срок лишения свободы в этой колонии, 201 имела на своем теле татуировки. У женщин, как правило, татуировка по размеру мельче, по художественной выразительности слабее, тематика (содержание) примитивнее, чем у мужчин. Чаще всего это мужские имена, изображения сердец, пронзенных стрелой, изречения типа "нет в жизни счастья" и т.п. Из 201 татуированной 120 сделали наколки в возрасте от 16 до 20 лет; 178 татуированных женщин имели по две и более судимостей.

На разнообразие татуировок влияют не только срок и количесво судимостей, но и авторитет, которым пользуется осужденный в своей среде.

В настоящее время нельзя согласиться с ранее существующим мнением, что преступники в основном татуируют скрытые части тела. Во второй половине XX в. среди осужденных нашей страны (и особенно среди несовершеннолетних) начинает встречаться обильное татуирование кистей и пальцев рук, при этом наколки стали носить строго определенное смысловое содержание. В частности, на пальцах рук накалываются изображения перстней. Они имеют скрытое смысловое значение (как принудительно-унизительное, так и авторитетное) и понятны только уголовниками. Это обеспечивает быстрое установление контакта, соблюдение субординации, а в ряде случаев служит основанием (поводом) для создания преступных группировок или оказания преступной взаимопомощи.

Исследователь A.M. Яковлев писал: "Особенностью личности преступников является искусственно создаваемая и усиленно внушаемая ими себе и окружающим идея об их некой исключительности, необычайности и превосходстве над окружающими, решимость идти на риск и опасность, связанные с систематическим совершением преступлений, а затем показное, нарочито картинное '"прожигание" жизни, которое, по мнению преступника, является доказательством его необычности, его выдающихся качеств. Отсюда - искусственный, противоестественный мир идей, где все вывернуто наизнанку".

На основе криминологического анализа можно прогнозировать определенную связь наличия татуировок уголовного содержания и криминальной деформации личности.