Татуировка как особый документ, удостоверяющий личность

Автор: ierofant Mike
Различные по времени, географии, национальной принадлежности и социально-экономическому устройству (организации) популяции и этносы знали и использовали идентификационно-опознавательный мотив тату. Отметим, что, исследуя вытатуированные тамги на теле манси, В.Н. Чернецов одним из главных мотивов их нанесения считал опознавательный: "Тамги, вытатуированные на теле представителей народа манси, символизировали не только принадлежность их владельца к определенному роду, но и формировались как личные, семейные татуированные изображения, имеющие общее сходство и различие в деталях". А в Древней Греции и Риме имел место не только обычай, но и правовое закрепление татуирования людей, связанного с их будущей идентификацией. Так, у воинов Древнего Рима было введено принудительное и добровольное татуирование, в зависимости от воинской принадлежности. Например, оружейникам римских легионов принудительно накалывали специальные знаки по приказам цезарей, по этому поводу сохранились указания западно-римского Хонориуса (384-423 гг.) и восточно-римского Аркадия (377-408 гг.).

Последний из скандинавских королей англосаксонской династии Гарольд II (1022-1066 гг.), погибший в битве при Гастингосом в 1066 г., был опознан на поле боя только благодаря вытатуированному на груди слову "Эдит", означавшему имя его жены.

Другой пример. Татуировка, нанесенная на плечо французского рыцаря, по имени д'Амале, который служил королю Франции Генриху IV (1553-1610 гг.), позволила знаменитой в те времена куртизанке, красавице Раверии, опознать своего возлюбленного среди погибших в битве под Сен-Дени в 1591 г.

В XVIII в. татуировка как средство идентификации использовалась прогрессивными общественно-профессиональными группами. Так, например, в одной из Парижских больниц для обездоленных слоев населения акушерки наносили одинаковые татуировки новорожденным и их матерям, чтобы они могли распознать свое дитя. С аналогичной целью тирольские крестьяне наносили татуировку на лица (в виде небольших знаков) своим детям, отправляемым на заработки по другую сторону Альп. Когда после многих лет пребывания на чужбине дети возвращались в родные деревни, их распознавали близкие по признакам внешности, но больше по такой особой примете, как татуировка.

Пожалуй, единственной страной, которая в XVIII в. на государственном уровне официально ввела татуирование как средство идентификационной защиты для групп риска, была Россия: по указу Петра I (1712 г.) нанесение татуировки было обязательной процедурой для рекрутов, отобранных для службы в армии и на флоте. Как свидетельствует К. Велишевский, на запястья русских рекрутов наносился штамп из игл, положение этих игл, сообразно задаче идентификации, можно было изменять для нанесения личного номера его владельца и креста.

Первая мировая война создала благоприятные условия для вспышки настоящей "эпидемии" татуирования на фронте. Солдаты воюющих сторон во время вынужденных (иногда довольно продолжительных) перерывов в боевых действиях наносили на свое тело татуировку. Основным мотивом ее нанесения была необходимость опознания в случае гибели или серьезной травмы.

Рассматривая традиции исторического и современного татуирования у различных представителей социально-этнических групп, а также у категорий граждан, относящихся к группам риска (где татуировка служит для опознания или оказания экстренной медицинской помощи), следует отметить, что наибольшую идентификационную значимость ей придавали в Германии, где татуированию подлежали все члены "СС", у которых, кроме знака "CC" (две молнии) татуировалась группа крови. Эти татуировки наносились на плече, под мышкой и даже на нёбе, чем облегчалась задача оказания экстренной помощи пострадавшим.

Многие исследователи на протяжении почти двух столетий безуспешно пытаются объяснить мотивационную предрасположенность моряков и военных к наколкам и вековую устойчивость некогда возникшего обычая. Истинного ответа пока не найдено.

О популярности татуировки среди солдат всех армий, сражавшихся в период наполеоновских войн 1803-1815 гг., свидетельствуют результаты исследований, проведенных около 1850 г. немецким юристом Л. Каспером и французским врачом Ж. Хутином среди обитателей домов для ветеранов и инвалидов войны в Берлине и Париже. Результаты этих исследований говорят о том, что около 20% из них имели татуировки. Самыми популярными изображениями оказались даты, связанные с различными периодами прошедших войн, виды оружия, скрещенные мечи либо дула орудий, фигуры солдат, сердца с инициалами.

Размышляя над стремлением моряков и солдат иметь памятные и культово-защитные оберегающие символы и знаки в виде тех или иных татуировок, авторы считают, что не исключено, что именно в подражание российскому опыту (имеется в виду указ Петра I об обязательном татуировании рекрутов-новобранцев) сержант стрелковой кавалерии Райли во время перерывов в военных действиях англо-бурской войны 1899-1902 гг. наносил на тела офицеров и их подчиненных солдат и сержантов татуировки с изображением полковых символов и памятных знаков этой кампании. За выполнение данной миссии Райли был поощрен главнокомандующим, лордом Ф.С. Робертсом, который видел в татуировании средство опознания погибших во время военных действий. Во время гражданской войны в США (1861-1865 гг.) немецкий эмигрант М. Хильдебрант татуировал воюющим различные символы, которые имели в своей основе идентификационный мотив.

Основной, доминирующий над другими психолого-личностный фактор, объясняющий повышенный интерес моряков и солдат к татуированию, - подсознательный инстинкт самосохранения (быть опознанным при гибели). Данный тезис подтверждает известный исторический факт, обнародованный врачом главного штаба Мюнхена: есть люди-татуировщики, которые живут тем, что наносят татуировки солдатам вскоре после их рекрутского набора (по пять пфеннигов за символ).

О людях с натурой моряка лучше всех сказал финский археолог-этнограф Пяльси: "Их самая великая радость - отправляться в путь, а их любимое место - дорога". Нет сомнений, что культурный опыт накожной живописи у моряков и военных "несет в себе опыт прошлых поколений, ориентирует личность" в системе исторических координат мировой цивилизации и вместе с тем помогает людям не быть безымянными и получить современную медицинскую помощь при обозначении татуировкой группы крови.