Tattoo Today

Татуировки материковой и сахалинской зоны

Автор: Лада Татутудэй
тату портрет Ленина

Татуировка в местах лишения свободы имеет региональные особенности. Сахалинская татуировка более биографична, чем материковая.

Например, у осужденного Быныгина, отбывающего наказание в 5-й колонии Сахалинской области, на внутренней поверхности кисти, в области запястья, была нанесена фамилия товарища - «Кухта». Со слов Быныгина, его фамилия, в свою очередь, фигурировала на аналогичном месте кисти его товарища -осужденного В. Винокурова, отбывающего наказание в той же колонии. Кстати, у этого же осужденного были нанесены татуировки в виде перечня номеров колоний: «27,14, 2,14, 2, 12, 5», где побывал их владелец.

Сахалинская татуировка отличается от материковой и по другим признакам. Так, на Сахалине распространена морская тематика: изображаются якоря, чайки, акулы, маяки, парусники, море и восходящее солнце. Часто встречается изображение дракона с открытой пастью. В рисунок может быть включен женский портрет или вид на остров Сахалин. Заключенные здесь накалывают рисунок грозди винограда, пронзенной кинжалом. Последние два вида рисунков вообще специфичны и являются наиболее характерными для данного региона. На Сахалине чаще, чем на материке, можно встретить различные изображения вампиров: вампир, пожирающий сердце; женщина в объятиях вампира. Здесь популярна композиция «Горе побежденному», запечатлевающая поединки между двумя или несколькими рыцарями, гладиаторами, воинами. Кроме того, у сахалинского спецконтингента нередко в такую композицию включаются изображения животных (лошади, барса, камышового кота, тигра и др.). Пауков рисуют в паутине различных размеров: от маленькой, умещающейся на мочке ушной раковины либо на фаланге пальца, вместо перстня, - до крупной, покрывающей почти всю поверхность тыльной части кисти, плеча, груди, спины или других частей тела.

Изучение истории и современного состояния татуировки, разнообразия видов, сюжетов, рисунков накожной живописи в местах лишения свободы помогает найти ориентиры, связи тату с другими культурами, а также маяки предупреждения об опасности (в виде уголовно-криминальных наколок). Эти знания необходимы человеку для его безопасности: принятия своевременного решения во избежание реальной угрозы здоровью, чести, достоинству и самому дорогому - жизни.

Выборочные и сплошные обследования заключенных, проводимые в течение 10 лет, показали, что изображение звезд в виде «розы ветров» или цифр, указывающих срок наказания, статью, по которой преступник осужден, - наиболее частые атрибуты татуировки сахалинского уголовного элемента. Интервьюированием и анкетированием установлено, что определенный постоянный контингент осужденных корейской национальности, отбывающих срок наказания на Сахалине, имеет свои этнические традиции, привнесшие своеобразие сюжетов и композиций, в частности, выраженное привилегированное положение мужчины в обществе и семье. На татуированных полотнах это изображения женщин, которые угождают своему господину, поднося вино; сцен распятия женщин на кресте, а также сжигаемых, казнимых на плахе.

В сахалинской татуировке имеет место введение цветного красителя: красный язык у дракона, красный крестик на спине паука, красные языки пламени, красная кровь на мечах, лезвии кинжала.

Несмотря на то что перечень различных предметов-символов в виде рисунков и текстов татуировок не может быть бесконечным, на Сахалине каждому предметно-типовому изображению стремятся придать неповторимую индивидуальность. Например, трудно встретить одинаковые изображения фрегатов (парусников), церквей и монастырей. Даже святые лики, ангелы, амуры неповторимы благодаря привнесению тех или иных атрибутивных особенностей. В то же время своеобразие рисунка сочетается с типовыми деталями. Например, изображение женщины на фоне оскалившейся головы барса имеет множество особенностей в деталях татуировки. То же самое можно сказать о сюжете «Вот что нас губит», где на фоне доллара, кинжала и рюмки, в которой стоит или сидит женщина, в каждой из композиций выделяются индивидуальные черты. Данное обстоятельство имеет важное поисковое значение. Например, при обнаружении татуировки, изображающей женщину на фоне головы дикого кота, у нескольких проверяемых лиц можно сделать два предположения: либо все выявленные (устанавливаемые) лица знали друг друга, либо не знали, но изображения были нанесены одним художником, о чем говорит стиль работы и оригинальное композиционное решение. Татуировка наносилась часто в ситуации, когда осужденные обращались к художнику (кольщику) с просьбой: «Вот, у кента такой партак» (и он желает иметь аналогичный).

В разных колониях авторы этой книги обратили внимание на то, что на сахалинской зоне распространены сюжеты: «Будь проклят закон» и «Смерть служителям уголовного закона», воплощенные в такой композиции: Уголовный кодекс, кинжал, проходящий по середине книги, наручники. Изображение имеет атрибутивные варианты. Среди них - горящая свеча, что означает: «Поставлю свечу своим врагам-законникам». Рисунок в деталях может сохранять конкретно фиксируемый «почерк» кольщика. При многообразии деталей и элементов рукоятка кинжала изображалась в одном характерном стиле. Это позволило предположить, что данная деталь - особенность, личная прихоть (желание) художника. В дальнейшем при опросе осужденных, которые между собой не общались и не могли общаться, было установлено, что данный сюжет был выполнен одним художником - неким Данилой (Даниловым).

Сахалинская татуировка часто имеет иное, чем на материке, «прочтение» и по-иному характеризует носителя. Например, паук в паутине на материке означает «склонность к наркотикам» либо - «давил режим», то есть был злостным нарушителем внутреннего распорядка. На Сахалине паук означает либо «темную жизнь», либо «имею связь» (ирония). В первом варианте означает - неисправим, то есть «иду тропой преступного мира», во втором - символизирует власть, которая угнетает его лагерной, тюремной системой. На материке изображение ножа, проходящего сквозь шею, означает предупреждение жене, теще, символизирует главенствующее положение мужчины в семье. На Сахалине данный сюжет говорит о том, что носитель такой татуировки либо совершил новое преступление в местах лишения свободы («раскрутка по зоне»), либо на всю жизнь связал себя с колонией и на свободу будет выходить лишь на короткое время («должник зоны»).

Во многих учреждениях нет строгости наказания за нанесение татуировки. Возможно, поэтому имеет место свободный выбор изображений, без учета категорий осужденных и их авторитета. Например, в Бутырской тюрьме художник, специалист по татуировке, сделает любое изображение и на любом месте тела, лишь бы был «понт», то есть соответствующее вознаграждение. Приходится встречать символы «воров в законе», «коронованных», «жуликов», «шерстяных» даже на теле слабоумных, исполняющих роль «шестерок» или «обиженных». Такой татуированный «беспредел» получил распространение в СИ и тюрьмах Москвы, С.-Петербурга и других городов, где всегда повышенное скопление осужденных и обвиняемых, ожидающих вынесения приговора в период предварительного следствия.

Татуировки по своему содержанию весьма разнообразны. На их разнообразие влияет множество факторов, в том числе политико-экономические изменения в обществе. Например, надпись «Раб КПСС» не могла накалываться в 50-е годы, но в 60-е ее можно было встретить в различных колониях СССР. В конце 70-х годов на половых органах мужчины стали накалывать «знак качества» - как своеобразное отношение к пятилетке качества. В 90-е годы появились рисунки со сценами из западных фильмов, а также новые «изречения»: «Депутат в законе», «Лечился у Кашпировского», «Недоволен приговором ГКЧП»; «Не вступаю ни в какую партию» и т.п.