Возникновение татуирования

Автор: ierofant Mike
Этимология слова татуировка до сих пор окончательно не выяснена. По этому вопросу существует несколько точек зрения. Большинство исследователей подчеркивают культовое значение происхождения процесса татуирования. Например, у некоторых первобытных народов татуировка заменяла христианское крещение или еврейское обрезание.

М.Н. Гернет утверждал, что слово "татуировка" происходит от имени бога полинезийцев Тики, по преданию, установившего ее. В Большой советской энциклопедии также отмечается, что слово "татуировка" полинезийского происхождения. Как считает Б. Да-ниельсон, слово "татоо", вошедшее во многие языки, - полинезийского происхождения. Она имеет у первобытных народов (на островах Дружбы и др.) названия: "та-татау", "та тоо", "тату", "татау", "та-татторио" (подражание звуку "тат-тат-тат" при троекратном постукивании по инструменту, с помощью которого наносится татуировка). По мнению одних, корень слова "тату" соответствует явайскому "тату", обозначающему в переводе "рана" или "раненый". Другие считают, что происхождение термина "татуировка" связано с богиней Тиула, которая привезла с острова Фиджи на Самоа первые инструменты, необходимые для этой операции. Еще одно толкование "таату" - татуировки мы встречаем у М.Н. Гернета, который отмечает, что это словосочетание таитянского происхождения ("та" - картина, "ату" - дух), его можно расшифровать как "тотем" племени, которое видело в татуировке "духовный образ", "изображение духа" либо "душу верующего человека, которая продолжает жить после его смерти". "Тау" у индонезийских народов означает "человек", этноним "тау" зафиксирован и у тайваньских аборигенов канобу и ами, а у пайван бытует сдвоенная его форма "татату".

Содержание термина "татуировка" включает в себя как процесс татуирования (нанесение изображения на кожу), так и само изображение. Подобное понимание термина "татуировка" не противоречит и тому толкованию, которое дает В. Даль: "татуировка ... узор... наколка", "татуировать - накалывать на коже узор". ровка" является слово "наколка": "накалывать узор булавкой... накалывать тело, татуировать". Видимо, нашим предкам славянам созвучнее было слово "наколка", чем его синоним - "татуировка". Однако у славян и у жителей Океании накожная живопись была древним обычаем, неотъемлемым элементом самобытной культуры.

Татуировки (наколки) уже на ранней стадии зарождения культуры наносились по разным причинам. Например, как испытание выносливости при посвящении юноши во взрослого мужчину; возможность опознать погибшего в бою воина или похищенного ребенка спустя значительное время. Татуировки особого сюжетного символа служили знаком магической защиты от злых духов.

Г. Плосс, исследуя ранние цивилизации, установил, что мужчины и женщины с помощью татуировки обозначали свое положение в семье, племени. Мужчины, раскрашивая себя, стремились одним свои видом нагнать ужас и трепет на своих врагов, а если это были колдуны - на своих "клиентов". Это наблюдается и у современных африканских племен. Г. Плосс также приводит множество примеров женских татуировок - показателей семей-но-бытового положения, состояния или принадлежности к тому или иному роду (племени). Так, женщины племени Гайда имеют на груди изображение головы и передних лап бобра, а на каждом плече - головы орла или буревестника, на предплечьях и руках -изображение каббалы, а на левой ноге - лягушки. Все эти рисунки представляют родословное древо. У многих народов татуировка указывает на семейное положение женщины, замужем она или девушка. Новозеландки татуируются для предохранения лица от старости. Г. Плосс считает, что у различных племен и народов татуировке предшествовало раскрашивание. Как отмечает американский этнограф К. Мюллер, изучающий быт и культуру коренных обитателей Новой Зеландии и, в частности, островного архипелага Новые Гебриды, в племени Намбу, обитающем на острове Малекула, раскашивают себя по строго определенным правилам.

Видным, крупным исследователем культуры и обычая раскрашивания лица и тела признан М. Кирк. Он ездил в Новую Гвинею на протяжении тринадцати лет и собрал богатейший материал. Ученый пишет о магическо-культовых свойствах раскраски и даже цветов, оттенков и рисунков на лице и теле малазийца и папуаса. Воины-папуасы к праздникам превращают лица в изумительные и неповторимые шедевры. Причем раскраска любого персонажа ритуального танца - результат творчества. Раскраска женщин - зрелище одновременно и притягательное, и отталкивающее. Например, "сочетание красного и черного цветов отличает невесту. Черный цвет символизирует душевное, красный - материальное благополучие в будущей супружеской жизни. Вдова сообщает соплеменникам и духам-покровителям о своем горе, раскрашивая серой глиной лицо, руки и тело".

Тезис о первичности татуировки или первичности раскрашивания не имеет в настоящее время серьезной научной аргументации. Ведь нельзя исключить и одновременность появления потребности и в татуировании, и в раскрашивании лица и тела. Существует также мнение, что татуировка как украшение родилась гораздо раньше, чем появилась одежда. В частности, это мнение высказывает А. Денисов: "Судя по краскам, резцам и наскальным рисункам, найденным в пещерах, татуировки делались еще нашими пращурами - неандертальцами и кроманьольцами. К тому времени, когда были построены пирамиды, татуирование было весьма популярным способом украшения и использовалось египетскими жрецами в культовых целях". Как сообщает исследователь татуировки А. Ельски, "убедительным доказательством того, что в Древнем Египте этот способ прочного украшения тела использовался на практике, является мумия некой Амеут, жрицы богини Хатор периода около 2000 года до н.э. Тем же временем датируются куски татуированной человеческой кожи, найденной на одном из многочисленных кладбищ на территории Нубии. Заметные на них узоры в форме ромбов были, по мнению исследователей, исполнены при помощи техники татуировки".

В определенный период развития Древнего Египта жрецы как представители культа использовали татуировку в магическо-ранговых целях, нанося те или иные символы на свое тело. Цветной татуировкой украшали (а некоторые племена продолжают украшать и в настоящее время) тело жители Филиппинских островов. Первые испанские мореплаватели называли филиппинцев за их красочную татуировку "пинтадо" - разрисованным народом.

Мотивационное значение накожной живописи весьма разнообразно. Рисунок наносился в различных частях тела. В Полинезии, где татуировка получила наибольшее распространение, ею покрывали все тело, и даже язык.

В XII в. китайские девушки при наступлении брачного возраста или половой зрелости украшали лицо татуировкой: на щеках и на лбу - цветы, бабочки и другие насекомые. То или иное изображение имело хорошо известное назначение. Например, с изображением бабочки поэты и художники Китая связывали счастье в супружеской жизни, это был своеобразный символ радости. У других народов татуировка в виде бабочки символизировала способность к превращениям, красоту. В Новой Каледонии жрецы культа змеи носили на лице, руках, груди изображение цветов, животных, особенно змей. У женщин на острове Формоза татуировка служила доказательством заключенного брачного союза. Девушек не подвергали татуированию, у женщин на каждой щеке было изображение треугольной формы, начинающееся у середины верхней губы и доходящее до уха, - назовем это элементом брачной культуры. В Новой Зеландии девочек татуировали, чтобы замаскировать румянец на щеках. Такой обычай можно отнести к культуре моды или принятому сообществом добрачному этикету. Эскимосские женщины еще в 20-30-е годы XX в. татуировали лицо и тыльную сторону ладони, а иногда и всю руку до плеча. Узор состоял из прямых и кривых линий и симметрично расположенных кружков и точек. В Сибири у остяков женщины татуировали только кисти, изображая фигуры или знаки, игравшие роль подписи (примитивная семантическая культура).

На темной коже рисунок татуировки не заметен, поэтому у темнокожих народов татуировка выражена (заменена) нанесением рубцов и шрамов. Так, в своих заметках Н.Н. Миклухо-Маклай писал, что мужчины делают на груди и на руках рубцы в виде линий. Для получения такого рубца туземец ложится на спину или на живот, а оператор зажигает маленький кусочек сухой коры и кладет его раскаленным (но не горящим) на кожу, пока кора не превратится в золу.

Мотивы нанесения шрамов и рубцов аналогичны татуированию. Например, у некоторых африканских народов длинный рубец на бедре у мужчины может означать, что он проявил храбрость в битве. Члены африканского рода в Убанги - банда - украшают грудь, спину и руки симметричными линиями-рубцами (шрамование), так же поступают Пангве (тщательно вырисовывают узор сажей и затем прорезают его ножом, после чего раны натирают жженой смолой). Однако они считают неприличным украшать рубцеванием бедра. Отдельные представители народов Судана наделяют магическими символами своего племени маленьких детей. В резаные раны на щеках втирают смесь из селитры, золы и трав. Через несколько дней раны распухают, а затем на их месте образуются широкие рубцы. Видимо, здесь имеют место мотивы красоты, эстетики и религиозных установлений. Аналогичное значение имеют следы шрамования, расположенные вдоль позвоночного столба, а также шрамы в виде двух шестирядных дуг, размещенных на груди вокруг соска, и четырех параллельных точечных полос в нижней части грудной клетки. Такую татуировку наносят нилоты, негры экваториальной Африки. Женщины и дети этого континента также подвергаются разным формам шрамования, имеющего важное культово-социальное и эстетическое содержание. Нередко это обрядово-гражданское, бытовое искусство (культура) может проявляться в дополнительной раскраске лица и тела, что также нашло широкое распространение у различных народов мира. При этом, кроме двух способов татуирования, в зависимости от цвета кожи и временной раскраски лица и тела (как правило, в день торжеств и родоплеменных церемоний), украшают тела различными предметами и амулетами, а также специальной лицевой и нательной косметикой.

У небольшого по численности народа айны (около 20 тыс. человек), живущего на севере японского острова Хоккайдо, до сих пор сохранился обычай татуироваться. На лицах айнских женщин можно увидеть широкую татуированную кайму вокруг рта, что-то вроде нарисованных усов. Руки и лоб айнские женщины чаще всего татуируют после замужества.

Однако это не единственная народность, у которой татуировка как обычай продолжает сохраняться. Как обычай сохранилась она и у нас в стране среди старшего поколения коренных жителей Сахалина, Дальнего Востока, Севера, Урала и Центральной Сибири, особенно у чукчей и эскимосов.

В жизни многих суданских племен обычай наносить татуировку и сегодня имеет большое значение. В племени наманг, например, каждому, начиная с младенческого возраста, один раз в четыре года наносят на животе длинные замысловатые штрихи. По их числу в дальнейшем молено определить возраст человека и его социальное положение. Одновременно эти "заметки" содержат информацию о месте рождения, семейном положении и сообщают, каким промыслом занимается их обладатель.

В Эфиопии до свержения монархического режима в 1974 г. ростовщики, превращая свободных крестьян в бесправных рабов, татуировали их, закрепляя тем самым свое господство. В частности, вокруг шеи наносили тонкие линии, которыми с давних времен в этой стране отмечали продаваемых женщин.

В современной Индии у большинства племен севера страны обряд татуирования сохраняется и поныне. Здесь основное назначение татуировки - украшение души, отправляющейся в "мир иной". Так, у племени кольта индийского штата Уттар-Прадеш татуировка наносится на грудь, плечи, ноги, лоб и виски. В числе изображений в разных вариантах представлен бог Хануман - обезьяний царь, союзник бога Рамы из древнеиндийского эпоса "Рамаяна", богиня Девм, цветы, силуэты рыб, зверей, полумесяц со звездочкой и др. Мы не исключаем, что такой сакральный обычай татуирования, в том числе тела умершего (убитого), был и у славянских племен, а затем перешел в христианский ритуал длительного сохранения тела неизвестного для его опознания и захоронения с именем. Установлено, что одним из древнейших обычаев первобытного родового сообщества было погребение сородичей. Этому способствовала уверенность в загробной жизни своих предков (культ предков). Ритуалы погребения были разнообразными, у каждого народа имелись свои особенные черты: зарывание в землю, кремация, "воздушные" погребения (например, в некоторых племенах Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании покойников оставляли на специальных помостах или на деревьях), эндоканнибализм (поедание умерших), ношение трупа с собой. На определенном этапе в культуру погребения вошло, вместе с помещением в склеп (могилу) вещей и сакральных символов умерших, татуирование и раскрашивание мертвого тела. С развитием древних цивилизаций в племенах стали бальзамировать тела умерших, наносить (вместе с татуировкой) символы социального положения, власти. На лицо накладывали специальную маску, в том числе портретную. (Вспомним золотой саркофаг фараона Тутанхамона с маской, донесшей до нас черты внешности молодого правителя).

Этнограф Л.В. Шапошникова описывает татуирование (шра-мование) молодой женщины, по имени Недиям, из индийского племени Тода, живущего в труднодоступных горах Нилгири (такой обряд можно наблюдать у некоторых отсталых народов и в наши дни, он почти не изменился с эпохи матриархата. Именно на этой стадии замерло развитие племени Тода). "Старая женщина, - пишет Шапошникова, - принесла несколько фитилей, сделанных из тряпок, и положила их на листья. Началась церемония прижигания. Недиям поднесла фитили к огню, а потом касалась ими кисти руки. От прикосновения к руке фитили дымились, на коже образовывались черные точки-ожоги. По две точки на каждой кисти... Однако лицо Недиям оставалось бесстрастным и сосредоточенным. Она продолжала эту процедуру до тех пор, пока не кончились все фитили". "Амма, - спросила я старуху, сидевшую рядом, - зачем Недиям прижигает руку?" - "Разве не ясно? Недиям готовится стать матерью. Следы огня на ее руках скажут об этом всем". Ожоги на руке Недиям - знак охраны материнства в древней культуре матриархата. В другом племени Индии татуировке подвергаются как тыльная, так и ладонная поверхности рук, в результате создается впечатление, что женщина в кружевных перчатках.

Назначение татуирования за тысячелетия своего существования претерпело три стадии. Первоначально татуировка наносилась для опознания своих людей, захваченных в плен или рабство соседними племенами. Вторая стадия - наделение татуировки магической силой, значением военной мощи и личной значимости. И, наконец, нынешняя стадия: древняя символика постепенно забывается, татуировка все больше обретает декоративные функции.